Токсичное Я – инграмма детско-родительских отношений

Выходит, всё дело в шапке?

Из статьи….

Как правило, мы притягиваем извне то, что подавляем в себе, по поговорке «подобное притягивает подобное». В статье пойдёт речь о «токсичном Я»Токсичное я – это гнев в позиции неустойчивой мужско-женской идентичности взрослого клиента, который проявляется в неудачных взаимоотношениях с внешним миром. Зачастую, в такой накалённой разрушающей среде Самости невыносимо становиться жить как самому клиенту, так и другим рядом с ним.  Это, как если бы на грязном полу увидеть солнечный переплёт окна. То есть, свет указывает на пыль. Метафорично “свет любви” – это память об опыте любовных безусловных отношений между матерью и ребёнком. Во взрослой жизни клиента свет любви, то к чему стремиться каждый человек, настолько контрастирует с уродливой действительностью, что его очень трудно поддерживать. настолько трудно, что уж лучше отказаться от света. Ведь мезальянс света и тьмы (душевной грязи) разрушает тонкую структуру высших качеств. И тогда клиент больше не находит смысла ни в зависимых отношениях, ни в своей жизни, ни в поисках смысла. Он ждёт освобождения из тюремного заключения, ключи от которого, держит сам. И это безусловно парадокс! “Свет любви”, которая находится в каждой душе, как прообраз эманации, отражает грязь и уродство накопившихся в ней по жизни “отходов”. Поэтому клиент предпочитает отказываться от света, чтобы не было больно и невыносимо ужиться с таким токсичным собственным Я. Где токсичность собственного я – вопрос экзистенциальный. То есть это вопрос смысла жизни.

Терзания между тем, как отказаться от “света любви” и как жить без любви потом и между той болью и отчаянием наших представлений о любви и не совпадений с ней в реальной действительности, разрушает структуру “Я”. И это действительно вопрос смысла жизни. Вопрос тех материнских-отцовских интроектов, которые, в свою очередь приходят к нам по генотипу от далёких предков. Безусловно, от того, какие импринты, родительские установки поселились в структуру бессознательного в базовом возрасте (от 0 до 7лет), зависит наше дальнейшее существование. А дальше, как говрят в народе, каждому суждено нести свою карму. Степень подогрева отношений до уровня токсичности – того накала страстей, в котором клиент просит помощи со стороны, как выясняется, зависит от инграммы детско-родительских отношений клиента. Если есть причина (разрушающие эмоции) повод найдётся. Рассмотрим пубертатный период клиента. Кто-то не хотел одевать шапку просто потому что именно мама сказала: «надень шапку – на улице холодно!».

Выходит, всё дело в шапке? Не всё так просто! нет, здесь наступил момент самоопределения человека, отделения, поиска идентичности. И это нормально. В грамотно проведённой терапии клиент должен понять, что нужно пройти недопройденные этапы самоопределения. Стать, наконец зрелым и осознанным. Тогда и в своей “взрослой” жизни он сможет на залипать на супруга, врага, партнёра, друга – того, к кому он испытывает негативную привязанность/обиду/неразрешённую задачу в силу своей собственной незрелости).

Важно донести клиенту, что рано или поздно ему нужно стать “другим”, обсуживать свои интересы и потребности. то есть, стать самим собой и отделиться от рулевого значимого объекта в своей жизни, приковывающего его внимание. Потому что его организм становится зашкаливан разрушающими эмоциями. Эмоциями, которые расщепляют психику. “От любви до ненависти один шаг” – это шизофрения, раздвоение личности!  Но вот ещё один парадокс: многие не знают как стать собой, что нужно делать, чтобы стать собой.

Как понять, что необходимо, чтобы сначала СТАТЬ СОБОЙ?

Задайте клиенту простой вопрос:

– Что тебя делает счастливым?

И тут наступает момент самоопределения, момент идентичности. Пусть лучше поздно, чем никогда.  Ведь клиенту важно дать понять, что “Я” и только “Я” – самая важная персона в отношениях с другим. Но “Я”не из побуждений эгоизма, а с позиции гармонии, объединения всех своих альтер-эго. Единство в нём самом. Клиент должен совершить переоценку ценностей, трансформацию. Разделить свои от чужих убеждений. Ведь чужие концепции разделяют, раздваивают, и в конечно итоге разрушают структуру нашей личности. Для процесса сепарации, который поначалу происходит в детском возрасте, очень важно выяснить: “кто я?”. В моментах взросления «взрослой» личности важно стать собой. Потому что другой, другие “выросли” в моём собственном “Я” настолько, что затмили чуткое и отзывчивое честное “Я”. “Я”,  способное любить, не отдаляясь, чтобы не раствориться в мире, в другом человеке и так далее. Потому что оно знает свои границы, ценности и приоритеты.

Самоопределение, восстановление своих границ и целостности своего я всегда, за редким исключением, болезненный процесс. Это пора конденсации и конфликтов с самим собой и средой. Но деструктив находится внутри, в скорлупе. Отходы находятся в сознании/душе. Рыба гниёт с головы. И это важно понять. Внешнее поведение, состояние отражает внутреннее содержание: “бытие порождает житие”. Для самоопределения нужен тайм-аут, дистонирование и наблюдение. Взлёт и отстранение от ситуации, панорама сверху. А дальше возможна конфликтность. грамотная конфликтность. Но в конфликтности нужно знать, что отстаивать.

Если в пубертатном возрасте не одевать шапку было нормой самоопределения, то в партнёрских отношениях – это уже незрелость. Но как часто мы проявляем незрелость по отношению к другим! Точно так же уже во взрослых отношениях с партнёром мы хотим толерантности, понимания, компромиссов, но как часто обнаруживаем своё совершенно противоположное поведение. «Почему он не надел шапку – думает жена о муже – ведь я же забочусь о нём!». Но, может быть мужчина, находясь в поиске совей идентичности не хочет стать подкаблучником. Любой нормальный мужчина не хочет быть слабаком. Условно утрированно «физической близости со своей мамочкой (женой)». Женой, которая как мама напомнила ему о шапке. Ведь мужчина уже взрослый и вполне может сам о себе позаботиться.

То есть, целостность личности, её самоопределение напрямую зависит от исхода этого конфликта. И успешный клиент рано или поздно должен понять, где эта грань между мужеством и чуткостью в самоопределении его зрелости. В сущности, он должен понять, что все свои последующие реализации в субъектно-объектных отношениях, он взял из отношений с матерью, отцом, и теперь переносит на других. Большинство интроектов родом из детства.

Дальнейшее развитие событий зависит от болевого порога ощущений клиента. Если человек чувствительный, интеллектуальный и высокоэмоциональный, клиент уходит в избегание. См.позиции отношения к миру. Он перестаёт бороться с разрушающей частью себя. И тогда в одной личности вспыхивают процессы дихотомии. В психологии это принято называть “состоянием Аффекта” – начальная стадия шизофрении. Клиент как бы становиться одновременно слугой двух господ: в нём проявляются две личности преступника и жертвы. Преступник и жертва никогда не встречаются друг с другом. Как свет и тьма живут по разные стороны земли. День никогда не встречается с ночью. И когда в его сознании притупляет бдительность, преступник выходит на охоту.

Самое интересное в этом “состоянии избегания”, что ни один из них не отвечает за действия другого. В терапии с таким клиентом, безусловно, важен опыт признания. Опыт принятия своей “болезни”. Опыт честности, в котором он вдруг расстаётся с дежурной улыбкой и плачет навзрыд. Дежурная улыбка обесценивает внутренне “больное Я”, которое желало бы выплеснуть яд токсичности за пределы терпения. Преступник и жертва встречаются друг с другом для того, чтобы договориться. И тогда психолог нащупывает “внутреннего ребёнка” Клиента, беспомощного ребёнка, который не мог справиться с отравляющим ядом токсичности. И находит в нём «больное Я», поражённое пороком обесценивая своих чувств, и «Я здоровое», аутентичное. Затем наступает стадия гнева, гнева, который был направлен внутрь или вовне – это уже не важно. А затем конечно же следует разочарование. Отработанное разочарование превращается в прощение и “отпущение грехов”. Агрессия преступника направлена во внешний мир, агрессия жертвы – на себя. После правильно поставленного диагноза можно уйти от “раздражающего мужа/жены/партнёра по бизнесу, а можно и остаться. Но когда мы уходим от другого, мы должны понимать одно: «от себя то не убежишь!»!

Супруги/близкие/друзия, все те, с кем клиент в одной связке иногда меняются ролями, и если, как правило один, в чём-то жертва снаружи, то другой в своём роде тоже жертва в каком-то внутреннем состоянии. Во взаимоотношениях с другим, особенно в столь тесных отношениях, которые называют не иначе как «узы семьи», даже более-менее прогрессивных, всегда присутствует токсичность – и это неизбежно. Это необходимые условия, созданные средой, для выживания. Без стресса нет развития, известно, что на 3 положительных эмоции должна быть 1 отрицательная, в общем 3:1. Безупречных отношений не бывает!

Токсичность – это показатель зашлакованности организмы ненужными эмоциями. И если у клиента её уровень зашкаливает, нужно бить тревогу. Потому что потом страдает психосоматика, органы и так длаее. Нужна стратегия прорыва к отстаиванию своих границ, к контролю над ситуацией, мужеству и восстановлению целостности своей личности. Тактика избегания, и выжидания “манны небесной” больше не работает. Но перед тем, как “вступить в бой” с внешним миром, нужно пройти все стадии самоопределения. Ведь когда клиент решился сказать «нет» другому, обстоятельства, которые разрушают его жизнь, он, отчасти, говорит «нет» и себе, своей фрустрации из неоправданных ожиданий. Мир никогда не будет соответствовать твоим ожиданиям!

Практический психолог, Бакаева Л.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

81 + = 85