Эссе о любви

Любовь есть жизнь человека. Суть человеческая определяется любовью, ибо Господь есть сама любовь. А человек всю жизнь занят исканием господа бога. Речь идёт об искании абсолютной любви. Любви безусловной, любви бескорыстной, взаимной, жертвенной и всепрощающей, проникновенной и дарующей, вечной и святой. Человек знает, что любовь есть, это подобно тому, как описал Л.Н. Толстой в своей «Исповеди»: «…не мог же я без всякого повода, причины и смысла явиться на свет, что не могу я быть таким выпавшим из гнезда птенцом, каким я себя чувствовал. Пускай я, выпавший птенец, лежу на спине, пищу в высокой траве, но я пищу оттого, что знаю, что меня в себе выносила мать, высиживала, грела, кормила, любила. Где она, эта мать? Если забросили меня, то кто же забросил? Не могу я скрыть от себя, что любя родил меня кто-то. Кто же этот кто-то? Опять Бог».
Но человек не знает, что такое любовь. Он знает о любви лишь то, что известно ему из своего опыта, по обыкновению, негативного. Но о настоящей любви к ближнему он не знает ничего. В редких случаях, он понимает, что любящий ближнего не будет красть, обманывать, лжесвидетельствовать и так далее. Ведь у любимых не отнимают, им дают, их обожествляют.
Любовь. Когда размышляют о ней, то говорят, что она не есть что-либо, она, скорее всего, есть нечто влияющее, и влияющее опосредованно, но настолько, что дело спориться быстрее, а жизнь наполняется смыслом и счастьем. И больше не напоминает бесцельную игру. Из зрения, слуха, осязания, обоняния и вкуса рождается нечто, попадающее в кровь и таким образом движущее. И никто не знает и не представляет, каким образом сложилась бы жизнь в отсутствие любви, но знает точно, что без неё и смысла то этой жизни нет, и уж никто без неё не согласился бы на проживание. Потому что любовь есть самая жизнь человека, вкус к жизни, без которого тщетно разглядеть в ней какой-либо смысл. Жизнь в любви объединяет тело и душу. И так же как невозможна жизнь вообще вне тела человека, так и невозможна жизнь без любви и без мыслей о ней. Любовь объединяет. И там, где пропасть – строит мосты. И там, где живое сердце человеческое – прокладывает к нему путь. И там, где вера, находит дорогу к состраданию. И там, где толпа, находит язык гуманизма. И там, где война – поёт о мире. Мудрый может постигнуть свою любовь не на словах, а на опыте, отдавая другим, он получает. Дурак же лишь лицо испытуемое, будет постоянно вопрошать, что мало ему дали. Но оценит качество любви, лишь тот, кто даёт, лишь тот, кто любит сам, лишь тот, кто долготерпит. Лишь тот, кто испытывает принадлежность любви, расположен её давать. Можно ли терпеть или продолжать что-нибудь делать для ближнего, если охлаждается к нему расположение, охлаждается сама мысль, разговор и действие? Можно ли любить без веры и терпения? Нет. Корень любви в совместности любви с верой. И отслеживании, по мере того, как воспламеняется расположение, не воспламеняются ли в человеке страсть или корысть? Что за любовь овладевает нами: похоть, либо безудержная бескорыстная вера в божественное начало в каждом из нас? Но и мудрый постигает это не потому, что знает, что любовь есть жизнь человека, а только по тому, что чувствует и так же страдает, раскрывая сердце, но не охладевает, потому что слишком дорог, слишком ценен дар любви, раскрывшийся в нём однажды. Никто не знает, что такое жизнь человека, и лишь немногие догадываются, что она есть любовь. Да будет так!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 4